РУССКИЙ    |    ENGLISH
Художественная культура


Электронное периодическое рецензируемое научное издание ISSN: 2226-0072

Телеканал RussiaToday как инструмент формирования «образа для других»

Россия в условиях формирования новой идентичности

В условиях современного мира с его экономической глобализацией и информационно-технической революцией остро встал вопрос о кризисе национальной идентичности внутри различных государств. Рост интереса к этой теме характерен и для научного сообщества. Интенсивные экономические, политические и социальные связи, ослабление государственного контроля в сфере международного капитала, увеличение потоков миграции, рост развития телекоммуникационных технологий, – всё это приводит к изменению многих составляющих национального государства в его традиционном понимании. С одной стороны, начинают подвергаться сомнению такие ценности, как национальный суверенитет, неприкосновенность границ, невмешательство во внутренние дела других государств, с другой – возрастают тенденции религиозного фундаментализма, этнизма, возникновения мелких субнациональных общностей.

Как отмечал американский философ и политолог С. Хантингтон, «глобализация означает: существенное увеличение международных контактов как между отдельными людьми, так и между компаниями, правительствами, неправительственными и прочими организациями; рост размеров и масштабов деятельности транснациональных корпораций, действующих на международных финансово-экономических рынках; возрастание числа международных организаций, договоров и соглашений. Эти тенденции по-разному сказываются как на социальных группах, так и на отдельных странах. Вовлеченность в процесс глобализации конкретных социальных групп практически всегда определяется их социально-экономическим статусом»[8, с.415].

Так, Япония, будучи азиатской страной по географическому расположению, истории и культуре, оказалась приближенной к западной цивилизации по уровню экономического развития, разработке высоких технологий и демократическому устройству общества. К странам, занятым «поисками новой идентичности», отнесены Германия и Великобритания, Иран и Южная Африка, Китай и Тайвань, Сирия и Алжир, Бразилия и Турция, США, столкнувшиеся с проблемой все возрастающей иммиграции и смешением различных этническим групп, а также Россия с её возрождением споров о цивилизационной принадлежности.

По мнению ряда отечественных исследователей, процессы глобализации нашли особенно острое отражение в культурной сфере. Как указывают авторы российской монографии, посвященной проблемам кризиса идентичности, «национальные культуры столкнулись... с процессом приобщения, копирования чужого, так называемого “западного”, “американского” образа жизни, стиля мышления, нравственных и культурных ценностей» [9, c.6].

Если говорить о России – не стоит забывать о том, что для неё вызовы, порожденные процессами глобализации, совпали со временем серьезного политического переустройства и крушения великодержавных амбиций. В этой связи уместно вспомнить слова К.С. Гаджиева: «Миф о собственной “богоизбранности” и особой исторической “миссии»” рождался у различных народов … в периоды национального унижения как своеобразная психологическая компенсация. Поэтому можно предположить, что и в современной России это болезненная интеллектуальная реакция на распад “великой державы”, на утрату национальной традиции, ее разрыв» [3]. Признавая концепцию Л. Фоллерса о существовании неких нематериальных символов, являющихся критериями истины для каждой отдельной нации и определяющих этические основы её существования, можно оценить проблемы идентичности в современной России даже выше сугубо экономических[13]. К подобным «нематериальным символам», объединённым понятием «национальная идентичность», следует относить весьма широкий набор составляющих: формы менталитета, основополагающие для конкретной цивилизации, её религиозные и философские основы, политическую и социальную организацию, комплекс ценностных и мировоззренческих установок.

Анализируя отечественный опыт поиска национальной идентичности, ряд авторов подчеркивает, что самоопределение русской нации всегда происходило через противопоставление собственных символов символам иных государств. В качестве примеров выступают «православие как противопоставление "латинской вере", соборность как противопоставление западному индивидуализму, … "третий путь" как противопоставление западному и восточному пути развития» [7]. Подобная позиция подразумевает вывод, что русские всегда стремились подчеркивать собственную цивилизационную обособленность и антитезу «мы – они», не акцентируя внимание на содержательных аспектах различия. С данной точкой зрения можно согласиться лишь отчасти, поскольку бинарные оппозиции едва ли стоит рассматривать как характерную составляющую исключительно отечественного менталитета. Как справедливо отмечает в своей статье К. Шмитт «то, что народы группируются по противоположности “друг – враг”, что эта противоположность и сегодня действительна и дана как реальная возможность каждому политически существующему народу, – это разумным образом отрицать невозможно» [11, C.43]. Автор подчеркивает, что все политические представления и термины изначально несут в себе полемический смысл. Они предполагают наличие противоположности и разделения «друг – враг», без чего становятся пустой абстракцией. Схожую идею высказывает американский психолог С. Кин, анализируя развитие межгосударственных конфликтов «сначала мы создаем образ врага. Образ предваряет оружие. …Пропаганда опережает технологию» [14, C.10].

Весьма важным аспектом при анализе формирования национальной идентичности являются способ позиционирования себя окружающему миру. Исследователи отмечают, что «самоконцепция» любого народа распадается на три составляющие: «образ для других», «образ для себя» и «образ в себе» [1, C.53-54] При этом «образ для себя» подразумевает набор положительных характеристик и качеств, кажущихся ценными для данной общности. К ним относится собственная символика и мифология, которая не будет близка и понятна представителям других этносов. «Образ в себе» является понятием, по сути близким к коллективному бессознательному – он как бы отражает внутреннее мировоззрение конкретного народа. В свою очередь, «образ для других» – это совокупность приписываемых себе качеств, представленная в том ключе, который доступен для понимания других культур. В различные исторические периоды «образ для себя» и «образ для других» по-разному соотносятся друг с другом. Иногда между ними возникает осознанная разница, имеющая идеологическую подоплёку – её цель состоит в налаживании адекватных связей с внешним миром.

По мнению аналитиков, для международного позиционирования любого государства важен ряд универсальных составляющих, которые делают этот процесс более успешным. К ним относятся простота и схематичность, предполагающие освещение, в первую очередь, самых ярких и уникальных аспектов, ёмкость и эмоциональность преподносимой информации, динамичность автора в восприятии и подаче окружающих реалий, учет характеристик региона, которому данная информация адресована. Создание негативного образа антипода можно считать обратной стороной данного процесса (см. [3]).

Если говорить о современной России, в которой кризис национальной идентичности вызван как общемировыми факторами, так и непростым периодом собственной истории – вопрос о формировании «образа для других» на данном этапе представляется особенно интересной темой для анализа. В период поиска национальной идеи, которая уже не основывается ни на самодержавно-православной символике, ни на коммунистической идеологии, серьезного внимания заслуживает вопрос о том, каким национальное государство стремится выглядеть в глазах окружающих, какой набор символов использует для этого.

Роль иновещания в формировании образа страны

Как известно, именно средства массовой информации являются наиболее эффективным способом декларации своих ценностей как для политических элит, так и для представителей различных субнациональных общностей. По способности одновременного охвата аудитории и степени влияния едва ли какое-либо другое СМИ может соперничать с телевидением, поскольку не обладает равными возможностями визуализации и экранной интерпретации реальности. В связи с этим, формирование «образа для других» в современной России следует рассматривать, прежде всего на примере телевизионных каналов, ориентированных на зарубежную аудиторию. На сегодняшний момент единственным отечественным каналом, вещающим на зарубежную – как западную, так и восточную – аудиторию на её языке, и лишенным рыночных функций, является вышедший в эфир в 2005 году RussiaToday.

Целью настоящей статьи является выявление характерных отличий в продукции RT и федеральных каналов, ориентированных на российского зрителя. Поставленная цель требует реализации таких задач, как анализ становления телеканала Russia Today в историческом контексте, описание с культурологической точки зрения его информационных и развлекательных программ, а также краткая социально-философская характеристика современного российского общества и влияния модернизационных процессов на формирование его национальной идентичности. Следует оговориться, что в рамках предмета исследования выступит именно продукция англоязычного отдела, поскольку она имеет приоритетное направление в деятельности канала.

Стоит отметить, что попытки иновещания – в том числе и телевизионного – осуществлялись в нашей стране ещё в советскую эпоху. Однако программы были ориентированы не на политических соперников западного лагеря, а, в большей степени, на союзные государства – в первую очередь, страны Восточной Европы. При этом телевизионной продукции была присуща довольно высокая степень идеологизированности. По словам профессора факультета журналистики МГУ С.И. Беглова, основная цель пропаганды советской эпохи заключалась в том, чтобы «убедительно показывать, что социалистический строй надежно защищает как отдельных граждан, так и интересы всего общества, не сглаживая при этом острых углов и не избегая нерешенных вопросов [2, C. 221]». Вещание осуществлялось путём обмена информацией между Eurovision (European Broadcasting Union) с его восточноевропейским аналогом OIRT (Organisation Internationale de Radiodiffusion) – организаций с центральным офисом в Чехословакии [4, C.14] С жанровой точки зрения программы советского телевидения, идущие за рубеж, были весьма разнообразны: от детских и молодежных передач до новостей политики, экономики и спорта, от образовательных выпусков до прямых трансляций с мероприятий государственного значения (таких, как приемы иностранных политиков, парады на Красной Площади или встречи космонавтов). Список составлялся дважды в год телевизионным руководством. В самом СССР также принималось видео западных телеканалов – правда, в основном, это были передачи спортивной тематики, в первую очередь, кадры с проведения Олимпиад. Основная слабость советской системы иновещания заключалась в том, что при стремлении к пропаганде социалистического образа жизни в ней весьма слабо учитывались особенности способа восприятия западной аудитории.

В то же время в постсоветский период, хронологически совпавший с процессом глобализации, в том числе и в информационной сфере, у большинства государств вновь возникла необходимость собственного международного позиционирования при помощи транснациональных СМИ. Это было продиктовано неравномерностью технологического развития глобальных спутниковых сетей и риском монополизма более развитых стран в информационной сфере. В российской Доктрине информационной безопасности, принятой в 2000 году, в качестве главных угроз для государства были указаны «стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве» а также «обострение международной конкуренции за обладание информационными технологиями и ресурсам …»[1].

В связи с этим круглосуточный новостной телеканал Russia Today, начавший вещание на английском языке, стал своего рода выразителем альтернативной точки зрения для европейской и американской аудитории. Главный редактор Маргарита Симоньян в своём интервью радиостанции «Эхо Москвы» так сформулировала его основные задачи: «Мы отражаем российскую позицию и существуем для того, чтобы показывать и объяснять, что происходит в России, как и почему Россия реагирует на те или иные события в мире. Не иметь такой телеканал – и не только телеканал, а иновещание в целом – это в какой-то степени все равно, что не иметь Министерства обороны»[2]. Следует отметить, что схожие принципы лежали в основе Акта Конгресса США о создании Международной Радиовещательной службы – так называемый акт Смита-Мундта – принятещё в 1948 году. Главная цель вещания на иностранную аудиторию была сформулирована в этом документе как «развитие лучшего понимания точки зрения США в других странах»[3]. Подобных позиций придерживались и ведущие международные телевизионные корпорации Европы в 60-е годы.

Если коснуться организационных аспектов функционирования Russia Today, то сегодня в его состав входят три международных канала – RT English, Russia Al-Yaum и RT Espanol – вещающие на английском, арабском и испанском языках а также отдельная собственная студия в Вашингтоне и специальный канал, занятый производством документальных фильмов. Комплекс из двадцати двух спутников делает канал потенциально доступным для аудитории в четыреста тридцать миллионов человек[4]. Помимо этого, с продукцией Russia Today можно ознакомиться в Интернете – как на его собственном сайте, так и на портале Youtube. На конференции MIPCOM 2011 директор по партнёрствам YouTube ПатрикУокер назвал RT «одним из крупнейших, если не самым крупным, поставщиком новостного контента на YouTube[5]. На начало марта 2012 года общее число просмотров RT на Youtube превысило 690 миллионов – эта цифра, в три раза превзошла аналогичный показатель у ABC News.

На сегодняшний момент телеканал насчитывает 21 офис в наиболее крупных городах мира, включая Вашингтон, Нью-Йорк, Лондон, Париж, Дели, Каир, Багдад, с общим штатом более двух тысяч человек. Его сигнал распространяется более чем на сто государств.

В феврале 2011 года было запущено круглосуточное вещание в Чикаго и Сан-Франциско, а в октябре – в Филадельфии. Вашингтонская студия первой на Russia Today начала вещание в формате высокой четкости (High-Definition). В течение 2012 года планируется переход всех других отделений Russia Today на данный формат.

Вещание Russia Today за рубежом имеет весьма неоднозначную оценку. Так, в 2010 году глава Совета управляющих по телерадиовещанию США, Уолтер Айзексон в своём выступлении по случаю юбилея радиостанции «Свобода» призвал американское правительство увеличить финансирование иновещания. Необходимость такого шага он объяснил ростом конкуренции со стороны международных телеканалов других стран. "Мы не можем допустить того, чтобы наши враги общались с миром лучше нас", - заявил он. К последним были отнесены Russia Today, иранский «Пресс-ТВ», венесуэльский «Телесур», а также китайский международный круглосуточный телеканал»[6].

В марте 2011 года госсекретарь США Хиллари Клинтон выразила свою позицию по вопросам международного телевещания. На заседании комитетов по международным делам и государственным ассигнованиям Сената она отметила, что большинство радиостанций – таких, как «Свобода», «Голос Америки» и другие – имели в годы холодной войны многомиллионные аудитории и получали огромное государственное финансирование. С окончанием холодной войны, когда в столь значительных объёмах иновещания отпала необходимость, финансирование данных СМИ было сокращено. В результате, по мнению Х. Клинтон, более сильные позиции стало занимать глобальное эфирное вещание ближневосточных стран и России. «Мы находимся в состоянии информационной войны. И мы проигрываем это войну, – заявила она. – …Русские запустили свой англоязычный канал. Я смотрела его в нескольких странах и считаю его весьма интересным». Также было сказано о развитии альтернативных медиа и «неоправданном сокращении традиционного теле- и радиовещания на иностранную аудиторию[7].

Следует вместе с этим упомянуть, что в международной журналистике материалы RT отмечались такими наградами, как приз Евразийской академии телевидения и радио, премия «Promax/BDA World Gold Awards», номинация на Эмми Интернешнл.

Выглядит вполне закономерным тот факт, что продукция, ориентированная на иновещание, в принципе отличается от той, что транслируется внутри страны – это можно заметить на примере не только отечественных, но и зарубежных телеканалов. Так, подборка новостей на сайтах русской и британской служб BBC во многом различна, контент СNN International отличается от американского CNN. Показательно, что в уже упомянутом выше американском акте о радиовещании в принципе запрещалось транслировать программы интернационального отдела Voice Of America на внутреннюю аудиторию – их использование в прессе или в научных исследованиях разрешалось только с позволения членов Конгресса. Международное позиционирование государства – так называемый «образ для других» – не полностью идентичен тому, который транслируется внутри страны. Важную роль играют как особенности восприятия иной аудитории, так и её интересы. Оценивая любую концепцию иновещания, нельзя отрицать и доли пропагандистского элемента. По словам классика американской политологии Гарольда Лассуэлла, «пропаганда, конечно же, останется всегда, современный мир слишком зависит от умения скоординировать поведение его мельчайших компонентов как в моменты кризиса, так и при проведении широкомасштабных акций в “нормальных” ситуациях» [6, C. 258]Правда, в современном международном позиционировании всё чаще используется так называемая интеграционная пропаганда, когда ценности внедряются не путем навязчивой агитации, а путём создания привлекательного образа. Так или иначе, анализ продукции RT с культурологических позиций интересен не только в силу её определенных отличий от продукции федеральных отечественных каналов, но и в силу того, что ей придаётся высокая значимость – хотя и не всегда с положительной оценкой – в международном сообществе. Интересно проследить, как Россия строит свой внешний образ на новом историческом этапе.

Специфика программной политики телеканала Russia Today

Одной из важных характеристик современного отечественного телевидения является серийность его программной сетки. Как отмечает в своём диссертационном исследовании А.А. Новикова: «Программность и сюжетность связаны с различными эстетическими системами: программность является конструктивным элементом системы показа, имеющей отношение к зрелищной культуре, а сюжетность – системы рассказа, реализующейся преимущественно в области литературы»[5, C.22-23]. В этом смысле два использующихся в искусстве принципа соответствуют различным системам восприятия времени – цикличной и линейной. Притом если кино – подобно литературному рассказу – тяготеет к законченности сюжета, то телевидение – отчасти в силу своих задач, отчасти в силу «зрелищной» специфики – ориентировано на программность. В этой связи вспоминается исследование Дж. Фиске «Телевизионная культура», в котором восприятие различных зрелищных форм согласуется ещё и с гендерным аспектами аудитории. Автор подчеркивает, что в телевизионных фильмах, ориентированных на женскую аудиторию, «не просто отсутствует, но и старательно избегается законченность повествования», в то время, как в фильмах, более интересных мужской аудитории «повествование имеет концовку в каждом эпизоде» [12, C.215] Законченные сюжеты автор рассматривает как, в целом, близкие мужскому восприятию реальности, а многосерийное повествование – как свойственное женскому способу мышления. Если говорить о современной продукции российских федеральных каналов, то большинство из них, реализуя развлекательные функции и одновременно с этим поднимая рейтинг, старается увлекать зрителя как многосерийными телефильмами, так и разнообразными программами, содержащими информацию о сюжетах своих следующих выпусков.

Говоря о продукции телеканала Russia Today, можно обратить внимание на жесткую сетку вещания, в рамках которой информационные выпуски повторяются строго в первой половине каждого часа, вторая же половина часа посвящена, в основном, документалистике, спортивным программам или интервью. Как правило, в конце новостных выпусков ведущий объявляет зрителю о том, что предстоят новости спорта или программа бизнеса, а во время коротких промо на экране появляется информация о будущих документальных фильмах или демонстрируются наиболее яркие кадры развлекательных программ (типа MoscowOut). Конкретные аналитические и развлекательные передачи, такие как Keiser Report, Crosstalk, Prime Time Russia, Spotlight, Capital Account, The Alyona Show, The Big Picture – также выходят с заранее сформированной периодичностью, хотя их график может слегка варьироваться. Иными словами, принцип программности на канале соблюдается весьма последовательно. В некоторой степени – с точки зрения строго повторяющихся информационных выпусков и наличия так называемых «переходов» к дальнейшим программам – можно говорить об определенной реализации принципа серийности. Однако проявляется это лишь в том объёме, вне которого построение телевизионной сетки вещания невозможно как таковое.

Если более детально рассматривать контент телеканала, то художественные фильмы в нём отсутствуют в принципе, что обусловлено самой спецификой новостного телевидения. В рамках отдельных аналитических программ обсуждаются наиболее острые темы преимущественно международного значения. Так, если проанализировать выпуски передачи политического обозревателя Петера Лавеля CrossTalk за февраль 2012 года, то можно увидеть, что каждая передача являет собой законченную дискуссию с новым набором участников и строгими временными рамками. Проблематика выпусков может касаться конфигурации политических партий в Америке, вопросов независимости Шотландии, всемирного роста популярности социальных сетей, экономической рецессии, сирийских повстанцев, последствий конфликта вокруг Фолклендских островов, ядерной программы Ирана[8]. Возможен возврат к наиболее острым из этих тем, например, к ситуации вокруг Сирии, однако происходит он не в рамках соседних выпусков, а с временным перерывом как минимум в неделю. Подобные передачи обязательно «разбиваются» другими темами, и в них каждый раз участвуют различные гости.

Проявления принципа серийности можно усмотреть в программе Russia Close-Up, которая представляет собой короткие спецрепортажи из различных уголков России. Обладающие хронометражем в несколько минут, они вписываются в новостные блоки, чаще всего завершая их. Нередко знакомство зрителя с каким-либо регионом включает в себя несколько выпусков, которые и многократно повторяются в течение одного дня. Но, как правило, их число не превышает трёх. В качестве примеров можно привести описание Забайкальского региона (21, 22 и 23-го апреля 2011 года, корреспондент Стейси Бивенс), Приморского края (04, 05, 06 декабря 2007 года, Анисса Науи), Якутии (1, 2, 3-го декабря 2008 года. Элис Хибберт)[9]. В этой программе отдельная тема каждый раз бывает представлена новым журналистом, но весьма часто это оказываются именно иностранные корреспонденты.

Еще одним примером регулярной программы, выходящей в эфир RussiaToday с момента его открытия, является Spotlight Александра Гурнова. Она представляет собой интервью с политиками, учеными, бизнесменами на различные злободневные темы. Если проанализировать тематику программ, то можно отметить, что она очень сильно привязана к текущим событиям, в связи с чем может быть как схожей в течение нескольких выпусков, так и полностью обособленной в рамках одного. Например, значительная часть январских выпусков 2012 года была посвящена обсуждению культурной и научной проблематики – открытию Большого театра после шестилетнего перерыва, опытам отечественных нейрофизиологов по созданию искусственного интеллекта, меняющемуся архитектурному облику российских городов и т.д.[10]. В качестве гостей выступали иностранные и российские врачи, музыканты, актеры. В то же время из двенадцати февральских выпусков около половины оказались так или иначе связаны с вопросами предстоящих президентских выборов в России, и в их рамках обсуждались, в первую очередь, социально-политические проблемы.

Другой контент телеканала – документальные фильмы, будничная новостная программа Prime Time Russia, «Интервью» Софико Шеварнадзе – также представляют собой передачи с самостоятельным сюжетом (будь то историческая тема или подборка репортажей). Отдельное место занимает программа Keiser Report, в рамках которой Макс Кайзер и его соведущая Стейси Херберт в весьма нестандартной юмористической форме обсуждают текущие экономические события. В этой программе роль ведущих, преподносящих информацию в форме шуточного диалога, пожалуй, больше, чем где-либо выходит на первый план, и за счет этого обсуждаемые ими события, несмотря на их серьёзность, приобретают частично развлекательную составляющую.

В целом, несмотря на наличие большого числа регулярных передач и определенных связок между ними, о продукции RussiaToday нельзя сказать, что она отличается высокой степенью серийности (в культурологическом аспекте данного понятия). Если обратиться к определению Дж. Фиске, то контент RT более соответствует мужскому типу восприятия с преобладанием законченного сюжета. При отсутствии художественных фильмов, реалити-шоу и им подобных жанров, отвечающих рыночным запросам телеканалов, акцент в данном случае сделан на информационную составляющую. Несмотря на программные формы организации, продиктованные самой спецификой телевидения, содержание представлено в форме законченных сюжетов (будь то рассказ о российском регионе или интервью с политиком). В этом смысле RT стоит ближе к международным каналам Запада, нежели к федеральному российскому телевидению.

«Свои» и «Чужие» в телеэфире

Еще одной важной чертой при анализе современных программ является наличие в них бинарных оппозиций. В этом смысле интересно обратиться к концепции А.В. Шипилова, согласно которой в социальной реальности можно выделить два основных измерения: «вертикальное – политическое, и горизонтальное – этническое» [10, C.171]. В вертикальной плоскости, по мнению автора, в роли оппонентов на социально-психологическом уровне оказываются сословия, а в горизонтальной – этносы. При этом в обществе, где наличествует гражданско-правовое неравноправие, вертикальная ипостась оказывается доминирующей, и сословные градации становятся более значимыми, нежели внешние этнокультурные аспекты. (В свою очередь, при минимальном гражданском неравноправии вызревают предпосылки для «внешнего» неравенства). Чем больше социум разделен по социальной вертикали, тем в меньшей степени ему требуется некто в роли внешнего оппонента – объекта культурных противоречий. В этом смысле, согласно концепции А.В. Шипилова, в качестве двух естественных путей общественного развития выступают либо войны, либо революции: если в первом типе конфликта участвуют этносы, то во втором – страты. Анализируя современное состояние мировой экономики и политики, исследователь указывает, что экономическая интеграция парадоксальным образом усиливает политическое разъединение. Национальное государство начинает утрачивать свои функции, превращаясь в одно из составляющих мировой системы управления, и определяющей в постиндустриальном обществе является уже не этно-лингво-культурная принадлежность, а отношение к тому или иному социальному классу с юридически закрепленными правами.

Если проанализировать продукцию Russia Today с точки зрения выражения в ней бинарных оппозиций, то можно отметить, что в отличие от большинства федеральных каналов, ориентированных на внутреннюю аудиторию, в данном случае определённые этнокультурные противопоставления очень сильно взаимосвязаны с оппозицией «высшие-низшие». Если в новостных сюжетах РТР и ОРТ в роли «своих» и «высших» практически всегда выступают представители власти, силовых структур и государственного аппарата, а роль «низших» отводится народу, то в продукции Russia Today гораздо более ощутимо противопоставление по отношению к западным политикам и чиновничьим кругам. Российское общество представлено здесь более однородным, с точки зрения взаимоотношений различных социальных слоёв, и именно представителям народа в большинстве репортажей отведена роль активных участников. В особенности это касается выпусков, посвященных российской глубинке. Если учесть, что на канале отсутствуют игровые жанры и шоу с наличием аудитории, в которых были бы задействованы статисты, становится ещё более очевидным тот факт, что среднестатистические представители российского населения если и появляются в кадре, то в качестве героев событий.

В этой связи внимания заслуживают репортажи о митингах на улицах США, в которых дают интервью активисты, а также представители американских СМИ и правозащитники. Так, в сюжете Марины Портной, посвященном американским законам, предписывающим тюремный срок за участие в протестных акциях[11], показаны конные полицейские, усмиряющие пешую толпу, предоставлено слово девушке, дважды арестованной за участие в легальных митингах на Уолл-Стрит. Героем репортажа Кристин Фразао становится афроамериканский активист, живущий в палаточном городке на площади Макферсон. В репортаже Гаяне Чичакян «Назад в будущее: риторика холодной войны в американских кругах»[12] показана американская конгрессвуман Илеана Рос-Летинен, делающая заявление о растущей зависимости европейских стран от российской энергетики и «опасности усиливающегося влияния Москвы». Её высказывания соседствуют с кадрами знаменитой речи Трумэна, призывающей к защите мира от коммунистической угрозы. В целом, следует обратить внимание на то, что в рамках оппозиции «высшие-низшие», в репортажах об иностранных государствах в качестве «своих» выступают именно представители народа – в том числе и американского, в то время как политическая верхушка и полиция являют собой отрицательных персонажей. Иными словами, этнокультурное противопоставление как таковое в эфире RT выражено довольно слабо, но социальная оппозиция проявлена в наибольшей степени именно в его рамках. Если же говорить о России, то следует отметить относительно нейтральную подачу материала с точки зрения бинарных противопоставлений. В качестве «своих» здесь бывают представлены люди самых различных социальных кругов: жители полузаброшенного сибирского хутора, этнические меньшинства Забайкалья, население старообрядческих деревень. Таким образом, оппозиции «свой-чужой» и «высшие-низшие» имеют на телеканале, ориентированном на зарубежную аудиторию несколько иную конфигурацию, нежели на федеральных российских телеканалах.

Что же касается самих способов подачи информации, то следует подчеркнуть, что в продукции канала присутствуют приёмы, близкие именно западной аудитории – такие, как стиль инфотейнмент. Это выражено, в первую очередь, в программах легкого развлекательного жанра, таких, как Moscow Out или архивная Wayfarer. С одной стороны, данные выпуски информируют и одновременно развлекают зрителя, рассказывая о самых разнообразных вещах, с другой – преподносят в завуалированной форме какие-то новые идеи. Так, сюжет «Пути зимнего дня»[13], будучи поставлен наподобие краткого спектакля, с одной стороны развлекает зрителя, с другой – информирует о разнообразных доступных для россиян зимних видах досуга и спорта: от горнолыжных курортов, до езды на собачьих упряжках. Подспудно этот репортаж раскрывает перед зрителем картину веселой русской зимы с её экзотическими видами развлечений.

Характерной чертой подобных выпусков является почти непрерывно звучащая за кадром симфоническая или фортепианная музыка, рождающая ассоциации с золотым веком русской культуры. Примечательно, что «сборный» репортаж о наиболее ярких выпусках уходящего 2011[14] года начинается со слов об открытии после реставрации «главного культурного символа России» – Большого театра. В нём также рассказывается о технических новинках Звездного городка, приводятся позитивные отзывы иностранных туристов о Санкт-Петербурге, транслируются кадры российских соревнований по экстриму. В целом создаётся образ современной, близкой к Западу и в то же время самобытной страны с неординарной культурной жизнью.

Ещё одной яркой чертой телевизионной реальности, создаваемой RussiaToday, является присутствие гламура (к примеру, в тех же выпусках MoscowOut, посвященных светской жизни столицы), но при этом практически полное отсутствие треша (если рассматривать его в традиционном понимании, как нечто близкое к тематике «эксплуатационного кино»). Иными словами, часть репортажей действительно несёт в себе составляющую «глянцевой» эстетики (к примеру, рассказ о жизни миллионеров[15] или о пластической хирургии[16] в рамках MoscowOut), но при этом на канале практически полностью отсутствует демонстрация кровавых сцен (за исключением отдельных эпизодов военных новостей), и уж тем более продукция даже отдаленно эротического характера. (В эфире нельзя также встретить программы медицинской или юмористической тематики, рассчитанные на вкус хотя и широкой, но весьма своеобразной аудитории). Не последнюю роль здесь играет и то, что гламурная субкультура в принципе несёт в себе более положительный заряд, нежели эстетика треша.

Подводя краткий итог приведенному выше анализу продукции RT, можно сделать несколько основных выводов. Россия, подобно многим другим европейским и азиатским государствам, в период мирового кризиса национальной идентичности пытается выстроить собственный «образ для других» при помощи международного телеканала. Целью создания такового изначально явилось отражение отечественной точки зрения на происходящие события, а также рассказ о стране окружающему миру. Если сопоставить продукцию RussiaToday с той, которая транслируется федеральными телеканалами на внутреннюю аудиторию, то можно отметить двоякую ситуацию. С одной стороны, на RT активно используются технические и творческие приёмы, близкие западной аудитории – будь то обилие прямых включений через скайп, программы в стиле инфотейнмент, приглашение английских журналистов в российскую глубинку (что ведёт к большей возможности самоидентификации с ними аудитории). С другой – эфир международного телеканала парадоксальным образом сохраняет более «консервативен» с точки зрения традиционных телевизионных функций «информировать, просвещая». В отличие от других российских каналов, в нём в меньшей степени реализуется принцип серийности, близкий массовой аудитории, и практически к минимуму сведен треш, зародившийся, кстати говоря, как явление именно в западной культуре. Обращает на себя внимание тот факт, что на RussiaToday можно обнаружить даже более плотный график просветительских программ, сконцентрированных на научных, культурных или этнографических аспектах российской жизни, нежели на федеральных каналах. И хотя это объясняется задачами создания позитивного государственного имиджа, подчас складывается ситуация, когда западный зритель узнает больше фактов из истории и современности страны, нежели отечественный. Правда, во многом это связано еще и с компактной программной сеткой в рамках одного канала, а также с весьма схематичной подачей материала.

Если говорить о бинарных оппозициях, то они, хотя и остаются в рамках «вертикальной плоскости», но перенесены на иностранного «антипода», что весьма четко вписывается в концепцию о международном государственном позиционировании, в самой своей основе требующем противопоставления «свой-чужой».

И, наконец, стоит отметить, что, одновременно со стремлением подчеркнуть некие национальные особенности, обнаружить цивилизационный колорит, при построении «образа для других» демонстрируются и сходные черты России с окружающим миром, её открытость в вопросах культуры, спорта, бизнеса, взаимоотношений граждан с представителями иных государств. А это можно оценить как неотъемлемую часть мировоззрения эпохи глобализации.

Список литературы

  1. Ачкасов В.А. «Миф Запада» в российской политической традиции: поиск идентичности. // Россия и Грузия: диалог и родство культур: сборник материалов симпозиума. Выпуск 1. СПб., 2003.
  2. Беглов СИ. Внешнеполитическая пропаганда. Очерк теории и практики. М., 1984.
  3. Гаджиев К.С. Национальная идентичность: концептуальный аспект // Вопросы философии, 2011, № 10. http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=400
  4. Мириманов Д.А. Культурная тематика в информационных телевизионных программах для зарубежной аудитории (На примере телеканала Russia Today). /Автореферат дисс. М., 2008.
  5. Новикова А.А. Экранная интерпретация реальности средствами телевидения / Автореферат дисс. М., 2011.
  6. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004.
  7. Феоктистов И. На переломе. В поисках себя / http://yanko.lib.ru/books/politologiya/huntington-who_are_we-ru-a.htm#_Toc182668865
  8. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М., 2004.
  9. 9. Цивилизационная идентичность в переходную эпоху: культурологический, социологический и искусствоведческий аспекты / Кондаков И.В., Соколов К.Б., Хренов Н.А. – М., 2011.
  10. Шипилов А.В. «Свои», «чужие» и другие. М., 2008
  11. Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. 1992. Т. I. № 1.
  12. John Fiske Television Culture. Routledge, 1987.
  13. Fallers L. The Anthropology of the Nation - State. Chicago, 1968.
  14. Keen S. Faces of enemy. Reflections of the hostile imagination. N.Y., 1986.

Примечания

  1. Доктрина информационной безопасности российской федерации / http://www.mid.ru/ns-osndoc.nsf/d06bd3f5303124fe432569fa003a70ff/4db2749a4b55f02f432569fb004872a4?OpenDocument
  2. М. Симоньян Интервью «Эхо Москвы» / http://m-simonyan.livejournal.com/24566.html
  3. История международной программы подготовки зарубежных лидеров / http://exchanges.state.gov/uploads/ja/-A/ja-ATSpVPZ0BEVDbimaTSQ/history.pdf
  4. Корпоративный профиль RT http://rt.com/about/corporate-profile/
  5. Цит. по WEEKLY 184 FEB06—FEB12 (внутренний документ компании).
  6. Бывший руководитель CNN назвал RT врагом США / [http://www.infox.ru/authority/foreign/2010/10/06/Byyvshiy_rukovoditye.phtml
  7. Война за умы: США начинают бояться Russia Today / http://oko-planet.su/politik/newsday/65952-voyna-za-umy-ssha-nachinayut-boyatsya-russia-today.html
  8. http://rt.com/programs/crosstalk/page-2/
  9. http://rt.com/programs/russia-close-up/
  10. http://rt.com/programs/spotlight/page-3/
  11. http://www.youtube.com/user/russiatoday?ob=4&feature=results_main
  12. http://www.youtube.com/watch?v=BDPpCMzssNM&list=UUpwvZwUam-URkxB7g4USKpg&index=12&feature=plcp
  13. http://rt.com/programs/moscow-out/winter-day-trips-moscow/
  14. http://rt.com/programs/moscow-out/best-2011-moscow/
  15. http://rt.com/programs/moscow-out/millionaire-moscow-world-luxury/
  16. http://rt.com/programs/moscow-out/beauty-plastic-surgery-moscow/