РУССКИЙ    |    ENGLISH
Художественная культура


Электронное периодическое рецензируемое научное издание ISSN: 2226-0072

Эстетика скримо

Настоящая статья посвящена феномену DIY в музыкальной субкультуре, в частности, одному из поджанров хардкор-панка — скримо. Англоязычный термин DIY (от англ. Do It Yourself — «сделай это сам») возник в 1980-е гг. внутри новой для того времени субкультуры — хардкор-панк, в основу которой были положены особые принципы и этика (далее DIY-этика). Термин «DIY culture» впервые был введен в научный оборот британским исследователем Джорджем Маккеем (George McKay) [6] для обозначения нового культурного феномена протеста, не соответствовавшего ни одной из существовавших в 1990-е гг. идеологий социально направленных сообществ / субкультур. В определении DIY-культуры Джорджа Маккея подчеркивается ее контркультурный характер и соотнесенность с повседневной жизнью: создание сообществ, протест, который сочетается с весельем и практичностью [6, p. 8].

С помощью DIY-этики музыканты манифестировали противостояние коммерческой рок-музыке и, в частности, панк-рок группам, которые «продались», т.е. подписали контракты с крупными фирмами грамзаписи и решили развиваться в рамках мейнстрима, фактически став поп-группами, эксплуатирующими лишь имидж панков («бунт на продажу»); это был панк по форме, но не по содержанию. Впоследствии изменилось и само звучание. Подобные панк-группы получили широкую ротацию на радио и телевидении, продюсеры зарабатывали на них деньги, вводя в заблуждение молодежь, которая воспринимала это как настоящий панк. Коммерческие панк-группы были лишены возможности контролировать собственные тексты и музыку, их музыка и имидж создавались командой специально нанятых профессионалов, а тексты лишь имитировали протест. Напротив, хардкор-панк не был субкультурой, искусственно созданной продюсерами для зарабатывания денег. Музыканты были инициативными энтузиастами, которые не имели в качестве цели обогащение, для них было важно, чтобы никто не контролировал их тексты и музыку, они предприняли попытку вернуть «коммерциализированный и превращенный СМИ в „пугало“ панк» [1, c. 65] с помощью принципа DIY.

Как отмечает один из первых панков на западном побережье США, американский журналист Крейг О’Хара (Craig O’Hara), этика DIY невозможна без применения «принципов, требующих ответственности и сотрудничества, направленных на строительство более продуктивного, творческого и приятного будущего» [2, c. 202]. Все музыкальные группы в хардкор-панке придерживаются этики DIY. Британский социолог и музыкальный журналист Саймон Фрит (Simon Frith) считает, что в DIY «акцент ставится на независимости музыки, на собственных технических средствах музыкального производства» [5, p. 168].

В целом DIY-этика имеет следующие характеристики.
Формирование открытых креативных сообществ, члены которых социализируются вместе, участвуют в одних и тех же мероприятиях, обмениваются мнениями, занимаются совместной творческой деятельностью в разных сферах, от выпуска журналов — фэнзинов, оформления музыкальных дисков до самой музыки или социального активизма.

Наличие собственной системы дистрибьюции — дистро (англ. distro) —андеграундной системы распространения различной DIY-продукции в сообществе: аудио- и видеозаписей групп, печатных изданий (фэнзины, книги, брошюры), атрибутики (футболки, наклейки, значки, нашивки и проч.).

Издание всех релизов на независимых рекорд-лейблах за счет самих музыкантов и их распространение на концертах по довольно низким ценам; особую ценность представляет оформление обложек альбомов своими руками; распространена практика привлечения своих знакомых, не известных широкой публике художников для оформления обложек (как правило, художники работают бесплатно или за символическую оплату). Помимо того, что DIY группы представляют музыку в сети Интернет для бесплатного скачивания (или за небольшую стоимость), они всегда стремятся выпустить релиз на физическом носителе (диск/кассета/винил). Создание физических версий альбомов в DIY-этике — это не просто дешевый «самопал», но своеобразный альтернативный способ выпуска альбома с творчески оформленными буклетами, определенной цветовой гаммой, образами.

Особая форма организации концертов: организацией концертов занимаются люди, которые сами являются музыкантами в панк / хардкор группах. Наиболее активные участники сообщества организуют концерты со своей группой на собственные деньги и зовут на них дружественные коллективы того же или близких музыкальных направлений (плата за вход на таких концертах является предельно низкой); они берут на себя заботы по визуальному сопровождению, рекламному продвижению концерта, самолично проверяют билеты на входе и т.д.

Особый способ социально-политического сопротивления системе: музыканты сами держат творческий процесс под контролем, не испытывая влияния со стороны коммерческих структур; у групп отсутствуют обязательства, и они могут говорить, сочинять и петь абсолютно обо всем, что их волнует.

Собственная аксиологическая система, в рамках которой ценятся взаимопомощь, сопереживание и противостояние ценностям доминирующей культуры.

Жанровое развитие хардкор-панка
и стратегии противостояния системе

Возникнув в конце XX века как протест против коммерциализации рок-музыки, DIY существует и по сей день. DIY, в первую очередь, — это индивидуальное творчество, свободное от каких-либо установок свыше и шаблонов массовой культуры. DIY-этика — это ряд принципов, характеризующих в большей степени способ записи, проведения концертов и дистрибуции музыки, нежели музыкальный стиль. Мы считаем данный вывод особенно важным, поскольку именно аспекты организации являются общей чертой для команд и сообществ в разных странах мира, куда проникла DIY- этика. Кроме того, именно организационные аспекты остались неизменными или изменились слабо. Музыканты из разных стран включены в своего рода глобальную сеть взаимоотношений, которая позволяет организовывать концерты, туры на некоммерческой основе, выпускать релизы для интернациональной аудитории. Тем не менее, DIY панк / хардкор движение включает в себя множество направлений, образовавшихся за тридцать лет развития панк-культуры и смешения с другими стилями: пост-хардкор, мидвест эмо, эмо-вайоленс, краст, скримо и многие другие течения. Несмотря на то что в DIY сообществе не принято разделять жанры панка, де-факто существуют различные стили, которые имеют некоторые особенности по сравнению с исходным хардкор-панком. В данной статье наш интерес связан с поджанром скримо, который, безусловно, является частью DIY хардкор-панка.

Таким образом, DIY-группы объединяет то, что все они имеют общие корни в панк-роке и доминирующая идеология является для них объектом неприятия и критики и рассматривается как отчуждающая. С начала 2000-х гг. в рамках аксиологии субкультуры хардкор-панка начали формироваться особые стратегии противостояния системе (выхода из системы ценностей доминирующей культуры), которые имеют не столько контркультурный, сколько альтернативный характер. На наш взгляд, существует две основные стратегии: 1) социально направленная, радикальная (активная гражданская позиция, социальный активизм), которую фактически реализует исходный хардкор-панк, который продолжает существовать и в наши дни, и 2) творческая (создание эстетики постмодернистского «неоромантизма»), которую представляет скримо, о котором речь пойдет ниже.

Первой стратегии следуют социально активные участники сообщества (актантом является Гражданин). С самого начала хардкор-панк культура имела мощный идеологический посыл, а социальный состав сообществ в 1980-х и 1990-х был преимущественно из рабочего класса. Современное харкдор-панк сообщество также имеет идеологическую направленность. Однако большинство участников самоидентифицирует себя как средний класс. Но и в данном сообществе наблюдается влияние левой идеологии. Сообщество подразделяется на различные группы, которые в разной степени политически ангажированы. Социальный активизм понимается как попытка подправить несовершенство системы своими силами, в той степени, насколько это возможно. Вся деятельность связана с конкретными действиями, с использованием социальных инструментов для достижения цели — непосредственное участие в активистской деятельности, пропаганда левых идей, выпуск фэнзинов (самиздатовских панк-журналов), статей, раскрывающих альтернативные ценности, призывающих к политической борьбе. Многие участники DIY сообществ занимаются не только выпуском журналов и созданием самой музыки. Нередко они являются активистами различных движений, которые борются с социальным неравенством, нерациональным распределением ресурсов, бедностью и бездомностью, голодом, милитаризмом, гомофобией, сексизмом, расизмом и другими насущными проблемами, а также выступают в поддержку прав животных и защиты окружающей среды, за здоровый образ жизни.

Музыка здесь менее важна, тексты прямолинейны, они носят обличительный и пропагандистский характер. Этот способ борьбы с системой достаточной хорошо описан в социологических и культурологических исследованиях, в которых делается акцент на идеологической, контркультурной направленности хардкор-панк сообщества. В этих исследованиях объектом изучения являются музыкальные коллективы, исполняющие непосредственно хардкор-панк [1].

Второй способ выхода из доминирующей культуры практикуется в скримо. Скримо (от англ. scream — крик), реже эмоциональный хардкор, эмо хардкор — одно из жанровых направлений в хардкор-панке, которое выделилось в начале 1990-х гг., но пока еще практически не исследовано. Скримо связано с поэтикой, творческим самовыражением на уровне эстетики, мира поэтических образов, создаваемых при помощи музыки и текстов (актантом является Поэт). В музыке скримо сохранился исходный контркультурный посыл хардкор-панка и принцип DIY как основополагающий этический принцип творчества.

«Поэты» разделяют практику сопротивления и критику общества потребления, но облекают свою борьбу в форму мировоззренческого противостояния, которое заключается в сформулированном поэтически неприятии господствующей идеологии, попытке найти новые альтернативные ценности и независимый стиль жизни, отличающийся от большинства. Свои идеи они доносят не через политические акции, а скорее через творчество (например, посредством фестивалей, таких как «Мелодии тоски», «Молодость и красота», «Вены-Реки», «Тройка-фест») зачастую в завуалированной форме. Идеологический и мировоззренческий компонент менее радикален, лирика более личностная, нейтральная в политическом отношении.

Семантика вербальных текстов скримо

Скримо является одним из самых интересных направлений хардкор-панка как в плане вербальной, так и визуальной выразительности. С точки зрения музыки его отличает предельная экспрессивность исполнения, большая мелодичность, использование крика как инструмента (вокальная техника скримо), создание стены звука с помощью гитарных эффектов — пространственной обработки (реверберации и задержки сигнала), эффектов модуляции, изменения роли некоторых элементов ударной установки (например, активное использование инструментов tom-tom для придания экспрессивного, в некоторой степени ритуального характера произведениям). Лирика обладает выраженной эмоциональностью и образностью, в ней доминируют личные темы и переживания. За не столь продолжительную историю существования групп, играющих скримо, на постсоветском пространстве (примерно с 2001 г.) в этом стиле успели сформироваться свои «каноны» на уровне семантики художественных образов.

В песнях скримо-групп доминирует особый тип повествования, который представляет своего рода исповедь и предложение пройти через эстетически окрашенное страдание, через коллективную экзальтацию, близкую к религиозному очищению, катарсису. В текстах поднимаются как персональные, так и социальные проблемы — осуждение, безразличие, понимание прекрасного, разрушение надежд, несоответствие желаемого действительному и т.д.

Основу символизма текстов скримо составляют специфические вербальные образы. В большинстве случаев повествование ведется от лица мечущегося человека, которым овладевают романтические и сентиментальные чувства, порой отчаяние.

Авторы видят несправедливость жизни, плачут, доносят свою скорбь до слушателя, используя художественную образность и музыкальные особенности песен. С одной стороны, в текстах присутствует критика общества массового потребления, описывается состояние отчуждения:

Мы не сможем читать между строк / Пока наши взоры лежат на полу / Касса контролирует картины и песни / «свобода» формируется ее же деньгами / Бетон пробивает лишь крепкий росток, / Что способен пробить километры асфальта, / Что способен тянуться к солнцу, / Доказывая, что жить возможно (группа «The Bride Of Changes»)

Фальшивая жизнь / Фальшивая дружба / Фальшивые люди / Я больше так не хочу (группа «Totoro»)
и каждое новое утро реклама на завтрак / в метро не сойти бы с ума / от чувства злости, что держит за горло меня / отпусти! отпусти! (группа «Namatjira»)
Протрите глаза от грязи и песка / Пора увидеть мир, гниющий за блеском витрин (группа «Состояние птиц»)
Свободны места в трамваях, / троллейбусах и электричках. / От вредных привычек — одно из ста. / Свободны только рекламные места. / Игрок ставит крестик в свободную клетку, / И лезет туда сам. / Становится сам своей целью, / И пробует пережить все это. / Да, непросто и неспроста / Свободны только рекламные места (группа «-1»).

Часто встречается урбанистская тематика, которая передана через образы отчужденного города (линии электропередач, панельные дома и так далее), выражается чувство подавленности, отчаяния, гнетущего серого города, бетонных стен:

Чем чувствует город, сереющими стенами домов (группа «Namatjira»)
Наши крики рваных сердец / не откликнутся эхом / в пространстве бетонных стен / Как птицы, упавшие с крыш, / не способны взлететь (группа «Состояние птиц»)
В проводах телефонных линий запутались птицы, / устали петь в закрытые окна. / Железными сваями сдавлены корни деревьев, / не осталось сил расти сквозь бетон (группа «Состояние птиц»)
Наверное, мы тоже были звездами и горели так долго, как только смогли, мы вспыхнув исчезли блеском в чьих-то бесцветных глазах... (группа «Реклама На Канале Снов»)

С другой стороны — актуализируется тема поиска и обретения себя, в том числе через метафору птичьего полета:

почему я не птица в уютном гнезде укрыться / от темной, сырой людской ярости оградиться / под чистыми облаками парить и дышать / птицам не нужно лгать и кого-то прощать (группа «Sen Deni»)
И только чайки унесут мое отражение. Я так красиво смотрюсь в вышине (группа «МАЯК»)
верь в себя / <...> / ведь вместе мы станем сильней / каждый решит за себя и каждый сам откроет клетку / и горизонт уже не стена / а дороги уходят в небо (там где птицы расправляют крылья) (группа «Состояние птиц»)
Я хочу мечтать, но разве мне можно? / Разве дозволено здесь думать? / Наше развитие убивают войнами / Разве позволят нам созерцать? / Нас заставляют лишь убивать / Каждое слово / Это ответственность! / Каждый поступок / Это ответственность! / Каждая мысль / Это ответственность! / Каждое чувство / Это ответственность! (группа «The Bride Of Changes»)

Присутствуют темы спасения, благодаря объединению, сплоченности, и «очищения» этого мира, построения своего «идеального мира»:
Всем не хватит тепла, пока не станем держаться вместе / Нам не подняться со дна, не докричаться до эха / <...> / Я знаю, что общий наш путь, я верю, что все обратимо (группа «Состояние птиц»)
Так когда же мы научимся / Объединяться, чтобы строить свой мир, / Полный надежды и счастья?! / Взяться за руки, / Встать плечом к плечу / И идти по общей дороге, / На которой нет места / Лжи и войне! / <...> / У нас своя дорога! / У нас своя дорога! / Я здесь, мы в одной цепи / Я здесь, он здесь... / Я здесь, мы рядом с тобою / Я здесь, держи мою руку (группа «The Bride Of Changes»)
Идеальный мир. / Развалены реального мира, / Который я строил так долго / Давным-давно заросли травой / <...> / Я буду жить дальше / Я учту ошибки / Я выстрою новый / Свой идеальный мир (группа «Totoro»).

Также важным для мироощущения скримо является обращение к теме взросления, образам детства и юности.

Эти лица во ржи смешливого детства, / разбитые коленки и счастье,/ что вмещалось в копилки, / кормило медовым воздухом и свистело в руках деревянными шпагами. / Когда на много миль вокруг, / в пылающем ржаном море / бились одни наши сердца — / самые большие, самые громкие. / И парус, бегущий над кромкой колосьев, / был всегда позади. (группа «Keava»).

Повествование может вестись от лица сына, который осознал свои ошибки и очень искренне и нежно признается в любви своей маме:

Милая мама / теплятся чувства под сердцем / я сброшу когда-нибудь все свои маски, / упаду на колени, / прошепчу как безумно / тебя любил / и всегда буду (группа «Sen deni»).

Визуальные коды скримо

Особый интерес представляют визуальные коды скримо, которые транслируются посредством изображений на афишах мероприятий (концертов), обложках альбомов групп, а также на атрибутике с музыкальной тематикой (в основном одежде), которую в молодежной среде принято называть «мерч»1.

Визуальные образы создаются с помощью художников и фотографов, которые работают в сообществе, оформляют альбомы, афиши мероприятий. Особенности визуальной символики наиболее отчетливо видны в оформлении афиш. Как правило, афишы представляют собой абстрактные рисунки, чуть реже графику и фотографии. Специфика сообщества заключается в том, что реклама и продвижение мероприятий происходит в социальных сетях (в основном в сети Вконтакте). Следует отметить, что подобный способ рекламы — сознательно выбранный инструмент DIY, так как социальные сети дают возможность рекламы на некоммерческой основе (участники приглашаются лично из списка друзей организатора).

Афиша концерта «Мелодии тоски», который состоялся в клубе Шоколадная фабрика 8 мая 2013 года, построена по принципу парадоксальности. С одной стороны, контрастная гамма, деревья с опавшей листвой, использование символов, изображающих смерть, создает ощущение грусти, депрессии, бессмысленности. С другой стороны, изображен парк аттракционов, которые соотносятся с «шабашем», «весельем», «развлечением». Если попытаться соединить образы, то можно определить их как «аттракцион с танцующими скелетами», «печальное развлечение». Это соотносится с характером мероприятия, личностная лирика и музыкальный язык представленных групп имеет драматичный характер, но само событие яркое, энергичное, дружественное2.

На другой афише, созданной для концерта «Действие в двух актах», который состоялся в клубе «Актовый зал» 29 и 30 марта 2012 г., изображен тонущий корабль во время шторма. Это соотносится с такими понятиями как драматичность, стихия, катастрофа, рок. В определенной степени изображение передает восхищение катастрофой. Визуальная эстетика фотографий тоже отличается характерными признаками — черно-белая, акцентирующая динамичность, энергичность, хаос3.

Афиша фестиваля «Мелодии тоски 3» (31 августа 2013 г., клуб «Шоколадная фабрика») пропитана мистицизмом и загадочностью4. На фоне реки и мрачного леса мы видим лодку с людьми в мантиях, луну, пожар и руки утопленников. Сторонний наблюдатель мог бы провести параллели с готической эстетикой. Действительно, увлечение мистицизмом и мрачной готикой характеризует ряд молодежных субкультур, однако представители скримо-тусовки не отождествляют себя с готическим стилем.

В подобной стилистике выполнены еще несколько афиш. Лейтмотивом являются образы природы, которая представлена мистически и тревожно: нередко это шторм (афиша концерта групп «Burkewitz», «Keava», «Toluca» в клубе «Art garbage» 10 сентября 2014 г.), деревья без листьев, птицы (как правило, вороны), скалы, шторм, бушующая стихия и т.д. На афишах нередко встречаются образы, связанные с водной стихией, морской тематикой: корабли («Действие в двух актах», клуб «Актовый зал», 29–30 марта 2012 г.), лодки (афиша концерта групп «Namatjira», «Улыбайся ветру», «Eirga», клуб «Oldshool Bar» 19 апреля 2014 г.), маяки (афиша концерта групп «Маяк» и «-1», клуб «Колизей» 1 ноября 2014 г.).

Часто присутствует стилистика мертвого мира — то, из чего пытается вырваться скримо: это могут быть руки утопленников (афиша концерта «Мелодии тоски 3», клуб «Шоколадная фабрика», 31 августа 2013 г.), человеческие глаза, парящие в воздухе (афиша концерта «Black Monday» 24 февраля 2014 г. групп «Toluca», «Minaret» и др.), руины каких-то построек, например, полуразрушенные башни, нередко встречаются скелеты людей или птиц и т.д. Социальное «мертвое» противопоставляется «живому» природному, на энергию которого хотят опереться представители DIY сообщества.

Однако, визуальные образы скримо не всегда фатально драматичны. Несмотря на очевидное ощущение атмосферы мрака и упадка в большинстве примеров, не все группы придерживаются канонов эстетизации печали, характерной для скримо в целом. Зачастую визуальные образы содержат в себе светлые акценты, дают надежду на спасение, подчеркивают романтические черты мировоззрения музыкантов. Оптимизм, который стремятся выразить представители скримо, чаще всего связан именно с природностью, с естественной красотой природы, ее натуральностью, простотой, искренностью, неподдельностью. Здесь находит свое отражение противостояние «фальшивому» миру людей, которые лишь делают вид, что живут, людей, которые в погоне за наживой разучились созерцать и рефлексировать.

«Зачарованный» лес, изображенный на одной из афиш (концерт групп «Namatjira», «Улыбайся ветру», «Маяк» и др., арт-кафе «Бюро находок», 12 апреля 2013 г.), не выглядит зеленым — он показан без листвы, тем не менее, в выбранной гамме присутствует тема света, ощущение спокойствия и умиротворенности. Через образы природы может передаваться чувство внутренней свободы, желание быть естественным, стремление к рефлексии, созерцанию и достижению внутренней гармонии, а также внутренних поисков, внутренней борьбы.

Для этих целей также нередко используется тема соотнесенности человека и природной стихии. Например, скримо-группа «Sen deni» использовала картину Ивана Айвазовского «Девятый вал» в качестве обложки интернет-релиза для своего альбома «Secret of the sea». На картине изображены люди, цепляющиеся за обломок корабля посреди океана. На них надвигается огромная волна («девятый вал»), которая, по поверью, считается самой большой и страшной, однако тем, кто ее пережил, уже ничего не страшно. Из многих картин Айвазовского, посвященных бурям, шторму и борющимся с ними людям, «Девятый вал» — одна из наиболее оптимистичных. Если на остальных картинах буря и шторм переданы с помощью мрачной гаммы и по сюжету они не оставляют никакой надежды на спасение, а стихия предстает устрашающей, гнетущей, неумолимой, то картина «Девятый вал», наоборот, выполнена в яркой солнечной гамме. Это делает ее не такой драматичной, а «девятый вал» не таким угрожающим. Лучи восходящего солнца разгораются над людьми и пронизывают все вокруг, усиливают общий оптимистический характер картины. В этот раз у людей есть надежда на спасение, у них появляется шанс победить стихию. Картина вызывает восхищение мощью и красотой стихии и вместе с тем мужеством и упорством людей, их волей к жизни и верой в спасение. Этот посыл встречается и в вербальных текстах:

Моя лодка пошла ко дну / Я разбит / Я утонул в океане молчания / Камнем на шее тяжесть обид / Так и оставшихся без оправдания / нам не подняться с этой глубины / Ночь темна / Но ранним утром солнечный свет / Сможет обнять водную гладь / Сможет окинуть взором бескрайнюю / Полную страхов пустыню отчаяния (группа «Pale Hands»)

Несмотря на то что картина Айвазовского служила иллюстрацией для релиза «Secret of the sea» в Интернете, в качестве окончательного варианта обложки для физического носителя вместо «Девятого вала» был использован рисунок, который выполнила на заказ молодая художница. На обложке изображен бумажный кораблик, плывущий по водной глади, из которой на него смотрит большая рыба5. Общее настроение рисунка скорее задумчиво-меланхоличное. Рисунок вызывает соответствующий ассоциативный ряд: глубина, тайна, неизведанное, большой мир и человек — маленькая его частица, мистичность, волны, колебания, самопознание, рефлексия, переживания. По словам автора обложки, кораблик здесь — «и отдельный человек, и отдельная душа. Рыбу вполне тоже можно соотнести с самой жизнью этого человека. Жизнь может быть непредсказуемой, но тут все спокойно и тихо и задумчиво... просто размышления и попытка заглянуть глубоко внутрь себя, своих взаимоотношений с людьми и миром»6. Образы навеяны авторской аннотацией к книге известного режиссера Дэвида Линча «Поймать большую рыбу: медитация, осознанность и творчество»: «Идеи подобны рыбам. Поймать мелкую рыбку можно и на мелководье. Но, охотясь за большой рыбой, нужно нырять в глубину. Там, глубоко под водой, рыба крупнее и чище. Рыбины огромны, очертания их нечетки. И они прекрасны... А там, на глубине, водится много разных рыб. Есть рыбы для всего на свете, даже для бизнеса и спорта. Все, абсолютно все самое важное исходит из глубин. Современная физика называет эти глубины Единым Полем. Расширяя область сознания и раздвигая границы познания, приближаешься к этому источнику, где можно ловить рыбу все крупнее и крупнее» [7].

Другой важной составляющей визуальных кодов скримо являются романтические, сентиментальные образы, а также образы детства (среди наиболее часто используемых — воздушный змей, бумажный кораблик, изображения детей, рисунки, стилизованные под детские и т.д.). Лирический герой текстов скримо — это, как правило, ранимый молодой человек, уязвимый, наивный и еще не очень приспособленный к жизни. Он склонен размышлять об ушедшем / уходящем детстве, сожалеть об этом, признавать свои ошибки, однако он наивно верит в то, что можно начать все сначала, вырастить новую культуру с нуля. Образы детства могут здесь использоваться в противовес цинизму и продажности взрослого мира, часто используется антитеза детство / юность — взрослый мир. Например, группа «Keava» при оформлении футболок использовала изображение солнечного диска, на фоне которого скрещены настоящее ружьё и изогнутая детская деревянная шпага (необработанная веточка с листком вместо гарды). Внутри желтого круга солнца расположены чёрные «трафаретные» постройки — многоэтажки, заводы, храмы — образ индустриального города, то есть мир. В данном случае ружьё олицетворяет мир взрослых, где оружие настоящее, а деревянная шпага является символом детского, чистого, сентиментального. Вообще детство в эстетике скримо предстает как счастливое время, в котором хочется задержаться и не взрослеть, как, например, в тексте песне «Ray» группы «Keava», посвященной писателю-фантасту Рэю Бредбери.

Заметим, что в скримо-тусовке любят и уважают Бредбери, скорее всего потому, что несмотря на драматический сюжет некоторых его произведений их общий настрой довольно оптимистичен. Писатель воспевает одиночек, которые в условиях дегуманизации культурного пространства борются за свободу самовыражения, стоят за ценности, без которых невозможно выживание человечества. Во многих своих произведениях, в том числе в знаковом романе «451 градус по Фаренгейту», где показано общество потребления, лишённое всякой возможности задуматься о жизни, начисто утратившее способность к творчеству как таковому, Брэдбери затрагивает основной конфликт человеческого существования: конфликт между самоутверждением в творчестве и самоотчуждением в механической закостенелости [3, c. 648–649].

Следует отметить, что представители скримо-тусовки принадлежат преимущественно к благополучному среднему классу. Это молодые люди в возрасте 18–30 лет с законченным высшим образованием или студенты ВУЗов. Иными словами, большинство участников скримо имеют более высокий интеллектуальный уровень, нежели представители хардкор-панка. Может быть, именно поэтому нередко источником образов, которые они используют для передачи своего мироощущения, служат работы известных художников и скульпторов. В качестве примера приведем афишу последней (шестой) части фестиваля «Мелодии тоски», где использована картина «голубого» периода Пабло Пикассо «Трагедия» (1903), которая выражает психологическое страдание художника после потери близкого друга Карлоса Касагемаса, создает ощущение отчужденности и одиночества, тоски и несчастья. Все это коррелирует с названием мероприятия — «Мелодии тоски». Выбор произведений великих художников при оформлении афиш и альбомов говорит об установке сообщества на эстетическое восприятие искусства, готовность принять высокое искусство и желание приблизиться к нему. К тому же образцы классической живописи и скульптуры, работы великих мастеров передают драматизм, страдание и трагедийность, заложенные в музыке скримо.

Другой пример — использование работы «Вступление» (1905) русского художника Б.М. Кустодиева, на которой изображены баррикадные бои и страшный окровавленный скелет, шагающий по трупам солдат. На картине пугающее обилие тревожного, кроваво-красного цвета передает настроение, царившее в те дни — угнетенность, подавленность, страх смерти и ощущение ее близости. Дух революции и мрачная тема революционных событий близки скримо-сообществу. Хотя в данном случае бунтарский посыл не лишен налета ироничности, в том числе у самого Кустодиева.

Подводя итог, отметим, что скримо как самодостаточное направление музыкального искусства сохранило исходный контркультурный посыл хардкор-панка. По способу создания, выпуска и продвижения музыки, организации независимых концертов скримо так же, как и хардкор-панк, опирается на принцип DIY, заключающийся в формировании открытых креативных сообществ, члены которых социализируются вместе, в наличии собственной системы дистрибуции, издании всех релизов на независимых рекорд-лейблах за счет самих музыкантов, особой форме организации концертов, особом способе социально-политического сопротивления системе и собственной аксиологической системе, в рамках которой ценятся взаимопомощь, сопереживание и противостояние ценностям доминирующей культуры.

При этом скримо выработало свои собственные уникальные стилистические приемы и формы. Вербальные и визуальные образы скримо экспрессивны, символичны и романтичны, обладают высоким уровнем художественной образности. Их семантика связана не столько с бунтом и радикальными методами, сколько с мировоззренческим противостоянием системе, которое выражается на уровне художественных образов. Эти образы, среди которых особое место занимают темы смерти, депрессивного города, бушующей природной стихии, с одной стороны, и образы детства, птичьего полета, с другой, не призывают к прямым столкновениям и борьбе, но формируют у слушателя картину мира, которая основана на альтернативных ценностях. Таким образом, скримо одновременно предстает и как искусство особого рода — DIY-искусство, и как коммуникативная практика, сочетающая в себе «печальное развлечение» и противостояние ценностям доминирующей культуры.

Примечания

  1. Мерч (от англ. Merchandise — товар, товары) — это слово американского происхождения, которым называют атрибутику с логотипами и прочей графикой музыкальных исполнителей (как правило, рок-групп) — одежду, наклейки, нашивки, значки и т.д. В DIY хардкор-панке мерч выпускается маленькими тиражами и продается за невысокую цену, а наиболее распространенной формой мерча являются футболки. Несмотря на отсылку к коммерции и торговле, которая заложена в названии, DIY панк / хардкор группы, выпускающие мерч, не ставят своей целью личное обогащение и не получают значительной прибыли от его продажи.
  2. См.: http://cs416418.vk.me/v416418330/5706/ij6N231PvS0.jpg
  3. См.: http://cs11481.vk.me/u2345784/152929072/x_d6446bd3.jpg
  4. См.: http://cs409024.vk.me/v409024330/7b2a/Np8iu86hbzU.jpg
  5. См.: https://sendeni.bandcamp.com/album/secret-of-the-sea
  6. Из личной переписки автора с художницей Екатериной Успенской

Список литературы

  1. Аксютина О.А. Панк как феномен молодежной контркультуры в постсоветском пространстве: Дисс. ... канд. культурологии. М., 2003.
  2. О’Хара К. Философия панка: больше чем шум. М.: Нота-Р, 2003.
  3. Скурлатов В. О творчестве Рэя Брэдбери // Р. Брэдбери. О скитаниях вечных и о земле. М.: Правда, 1988.
  4. Шеметова Т.Н. Панк-хардкор субкультура: эстетика и идеология. Дисс. ... канд. культурологии. М.: Гос. ин-т искусствознания, 2007.
  5. Frith S. Formalism, realism and leisure: The case of punk (1980) // The subculture reader. L.; N.Y.: Rout-ledge, 1997.
  6. McKay G. DIY culture: Notes towards an intro // DIY cultures: Party and protest in nineties Britain / Ed. G. McKay. L.; N.Y.: Verso, 1998.
  7. Lynch D. Catching the Big Fish. London: Penguin Group, 2006.